papagdepylo (papagdepylo) wrote,
papagdepylo
papagdepylo

Отношение американских солдат во Вьетнаме к детям



Политики и СМИ США очень любят поучать весь мир, что такое демократия и права человека. Тем не менее сами США эти самые права не только постоянно игнорируют, но и прямо и нагло нарушают.

Вторжения в Ирак, Афганистан, бомбежки Сирии, Ливии, Югославии, постоянные убийства американскими полицейскими людей, даже детей, пытки военнопленных и самое большое количество заключенных в мире, которых используют, как рабов – это лишь малое количество преступлений североамериканского государства.

Но наивно думать, что США только сейчас стали такими. Преступления и пренебрежение к правам человека были присущи этому государству всегда.

Вот статья из журнала «Человек и закон», которую написала польская писатель М. Варненска о преступлениях против человечности Америки во Вьетнаме.

Каждый день, каждый час печать, радио, телевидение приносят сообщения о новых и новых злодеяниях американской военщины на вьетнамской земле. Везде, где появляются убийцы в форме вооруженных сил США, они оставляют после себя следы жестокой расправы — разрушенные города и села, трупы ни в чем не повинных мирных жителей.

В репортаже польской писательницы рассказывается о работе комиссии по расследованию американских военных преступлений в Индокитае.

Зал полон людей, залит светом. Сухой треск «флешей». Тихое стрекотанье работающих кинокамер и магнитофонов. За столом президиума — шестнадцать человек. Среди них люди с давно и широко известными всему миру именами — юристы и врачи, биологи и химики, психологи преподаватели прославленных высших учебных заведении. Рядом с лауреатом премии Нобеля в области химии, сидит специалист по международному праву, имеющий всемирную известность. В ряду этих шестнадцати я вижу два особенно знакомых мне лица: польского писателя Войцеха Жукровского и известного советского юриста Льва Смирнова.

Сбоку от рампы — таблица, на которой мелом пишется имя и фамилия очередного оратора. Перед столом президиума — пюпитр и микрофон. Это место для свидетелей, дающих показания в ходе заседаний Международной комиссии по расследованию американских военных преступлений в Индокитае. Комиссия — а местом ее создания и постоянного нахождения стала шведская столица Стокгольм — не располагает компетенцией и правомочием судебного трибунала. Но зато она выполняет большую роль морального суда, широко информирующего мировое общественное мнение о всех преступлениях американской военщины, каждодневно совершаемых на территории Индокитая. Делается это для того, чтобы мобилизовать прогрессивное человечество на борьбу, на сопротивление современному геноциду. В зале немало свидетелей. Обвиняются Соединенные Штаты Америки и та система, которая делает американских солдат палачами, бандитами и убийцами.

Тихо, едва слышно звучит певучая вьетнамская речь свидетелей, которую молодой переводчик тщательно и заботливо, чтобы не опустить ни одного слова, переводит на английский язык…

Показания дает молодая 24-летняя крестьянка по имени Май Тхи Буом из общины Бинь Дуонг (провинция Куангнам):

— Наша община насчитывала почти 8000 жителей: крестьян и рыбаков. Мы пережили немало «усмирительных экспедиций», в ходе которых погибло множество людей. Но самое страшное «усмирение», по время которого палачи уничтожили около 900 человек, произошло в ноябре 1969 года. Южно-корейскими солдатами командовали американские «советчики»…— тихо, с болью говорит свидетельница.— В ней участвовали танки, бронеавтомобили и бульдозеры. Вся эта акция была направлена прежде всего против мирного населения, проживающего в незащищенных селениях.

Очередной свидетель по имени Ча Тхам. Ему 44 года. Четырнадцать лет своей жизни он провел в тюрьмах и застенках. Из них двенадцать — на пресловутом острове Пуло-Кондор, в концлагере. В том числе — шесть лет в так называемых «тигровых клетках», весть о которых совсем недавно буквально потрясла мир. Еще одно показание человека, который при жизни прошел все круги ада…

Двенадцатилетняя девочка в голубой юбочке и белом свитере настолько худощава и мала, что ее едва видно из-за пюпитра, хотя она стоит на стуле. В резне, учиненной американскими «джи ай», Чан Тхи Да потеряла мать и брата. Девочка уцелела чудом: ее закрыло тело матери, убитой во время расправы…

А пятнадцатилетнин Нгуен Тхань Сень из селения Диен Хай провинции Куангнам был трижды арестован и допрошен сайгонскими ищейками и южно-корейскими офицерами. Избиением до полусмерти, вливанием мыльной воды в горло и другими пытками палачи пытались «выжать» из мальчика сведения о бойцах Национального Фронта освобождения Южного Вьетнама. Нгуен Тхань Сень держался стойко, молчал. Тогда его подвергли новой пытке — «Зубы тигра». Мальчика положили на доску, утыканную толстыми колючками, и били до тех пор, пока он не потерял сознания. При этом колючки, глубоко впившиеся в тело, не давали жертве уснуть в течение нескольких недель. Шведские врачи установили у мальчика тяжелые последствия этих зверских пыток: конвульсии, трудности ходьбы, сильные боли в области внутренних органов…

— В тюрьме в Дананге меня повесили за ноги, вниз головой, а затем размеренно били так, что я раскачивался, словно набитый травой мешок…— записываю я слова мальчика, который 26 января 1968 года во время «усмирительной экспедиции» потерял мать, пятилетнего брата и трехлетнюю сестренку. В ходе этой расправы было убито 136 мирных жителей.

Поначалу шведские педиатры и психологи колебались — можно ли допустить, чтобы открыто, публично давали показания эти дети-сироты, уцелевшие после таких погромов, после страшных «усмирений» и массовых экзекуций? Не лучше ли опросить этих детей только в узком кругу специалистов?

Однако верх взяло решение допустить маленьких свидетелей к даче показаний на открытом заседании Международной комиссии.

Рядом со мной с выражением напряженной сосредоточенности на лице торопливо записывает показания детей моя приятельница, известная французская журналистка, А4адлен Риффо. Не задавая ей вопросов, я заранее угадываю, какие мгновенные ассоциации вызывают в ней эти страшные рассказы: Орадур-сюр-Глан и резня беззащитного населения, устроенная гитлеровцами в годы второй мировой войны. Резня, очевидцем которой была Мадлен — в ту пору совсем еще молоденькая девушка: она жила недалеко от Орадура. Присутствующим же в зале советским юристам и журналистам, несомненно, видится сейчас кошмар Бабьего Яра и других мест страшнейших злодеянии фашистов. А я думаю о Замойщине.

После заслушивания главных свидетелей пришла очередь ученых. Юристы, оперирующие параграфами кодексов и профессиональными терминами, еще раз подтвердили, что «грязная война» США является жестокостью и беззаконием, лишенным какого бы то ни было оправдания. Врачи с мировыми именами, бесспорные авторитеты в области медицины, рассказали о биологическом и химическом оружии, используемом США во Вьетнаме в явное нарушение всех международных конвенций…

И я вновь возвращаюсь к своим воспоминаниям. Да, я сама воочию видела действие напалма и фосфора. Да, я видела умерший лес, обугленные деревья, дотла испепеленную траву. На зараженной врагом территории я дышала невыносимо удушливым газом и видела, как на участках выжженных джунглей начинает пробиваться молодая зелень: спустя несколько месяцев природа оказалась сильнее, чем уничтожавшие ее варвары. Но вместе с тем я знаю и другое — даже тогда, когда небо и воздух кажутся чистыми, а земля безопасной и освобожденной от отравляющего газа, человека все еще подстерегает грозная, уничтожающая сила.

Натянутый прямо на стене большой экран. На нем уже были показаны многочисленные картины войны во Вьетнаме: самолеты США в небе и убежища на земле, партизаны с автоматами на плечах, замаскированные грузовики и укрытые в горных пещерах селения… Теперь на экране один за другим появляются диапозитивы. Содержание их поражает до глубины души. Известный французский специалист-медик, профессор С. Минковски дважды совершил поездки по Вьетнаму: почти три года назад и совсем недавно. Он провел исследования отравляющих химикатов, применяемых американцами во Вьетнаме против природы и людей. Спустя три года после первой поездки во Вьетнам профессор составил карту и провел сравнение действий и результатов влияния на людей указанных ядохимикатов.

На экране — увядшие растения, оголенные, умершие ветви деревьев. Затем еще более страшный диапозитив: деформация плода в чреве матери… Беременная женщина, которая хотя бы короткое время находилась на зараженной местности, подвергается опасности вдвойне: не только сама, но и не родившийся еще ребенок!

На месте для свидетелей стоят молодые солдаты, дезертировавшие из американской армии. Они дают показания и честно рассказывают о своем участии в уничтожении людей. Позади меня сидит американский адвокат Марк Лейн, друг покойного президента Джона Кеннеди. В течение прошлого года он провел беседы с тремя сотнями молодых американцев, из тех, которые вернулись из Вьетнама после окончания срока военной службы и отказались идти в армию. Часть этих бесед Мерк Лейн опубликовал в только что изданной книге «Беседы с американцами». Читаешь сообщения молодых людей, которые спокойно, почти равнодушно, рассказывают своему собеседнику: — «Да, я убивал. Сколько? Несколько десятков, может, сотню. Да, нас учили убивать и непрестанно твердили, что эти азиатские желтки просто недочеловеки, не имеющие права называться людьми!» —и думаешь о страшном опустошении, какое производит эта «грязная война» в психике многих молодых граждан США.

Можно подсчитать количество гектаров уничтоженных американскими ядохимикатами и бомбежками рисовых полей, садов и плантаций. Можно подытожить число жертв, утративших жизнь в результате применения газов и других отравляющих средств. Но значительно труднее подсчитать число жертв будущего — жертв еще не рожденных,— а также утраченное человеческое здоровье и силы. Невозможно также суммировать моральный урон, нанесенный этой «грязной войной» самим американцам. И трудно уйти от мысли, что это оружие, эти средства массового уничтожения, которые сегодня используют США против вьетнамцев, могут быть направлены против любого народа или народов, которые Пентагон признает «недочеловеками»…

Вот почему я особо подчеркиваю слова одного из молодых американцев. На вопрос — почему он дезертировал из Вьетнама и этим закрыл себе путь к возвращению на родину — он ответил: «Я хотел защитить мою страну. Мне говорили, что я должен защищать ее во Вьетнаме. Я убедился в том, чего это ложь. Я хочу защищать честь и достоинство американского народа».

Вот почему громко на весь мир прозвучал из Стокгольма голос предостережения и осуждения. Вот почему представители не только социалистических, но и западных стран, люди, пережившие войну, и те, кто не познал ее, требуют осуждения этой «грязной войны».

Оригинал: http://www.vturme.ru/blog/2016/02/prestupleniya-ssha-vo-vetname/

Tags: преступления империолизма
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 7 comments